г. Челябинск, ул. Воровского 70, строение 1
8 (351) 232-82-40

Андрей Лукин: «Рак — это не аппендицит, который вырезал и забыл»

17.02.2016

О том, что необходимо предпринять для своевременного выявления онкологического заболевания, а также о том, почему обращение в зарубежные клиники не всегда спасает пациентам с онкозаболеваниями жизнь, нам рассказал врач-онколог высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук Андрей Лукин, заведующий онкологическим торакальным отделением Челябинского областного клинического онкологического диспансера.

— Андрей Александрович, что нужно делать, чтобы понять, есть ли у человека предрасположенность к раку и риск заболевания?

— Многие считают, что есть какое-то волшебное обследование, которое выявит все болезни. Поэтому некоторые стремятся сделать позитронную эмиссионную томографию (ПЭТ), думая, что это позволит им выяснить, есть рак или нет. К сожалению, чтобы поставить или снять диагноз, нужно провести комплексное обследование, которое включает в себя осмотр лор-врача, окулиста, уролога у мужчин, гинеколога и маммарного хирурга у женщин. Необходимо сделать узи брюшной полости, рентгенологическое обследование, раз в год обследовать желудочно-кишечный тракт. Если есть какие то жалобы, делать ФГС, колоноскопию. Как вы видите, список большой. Прохождение всех этих врачей, конечно, займет какое то время, но только в этом случае появится и какая то гарантия.

— Флюорография входит в этот список?

— Делать флюорограмму нужно обязательно. Раньше без нее невозможно было устроиться на работу, переехать в другое место, поехать в санаторий, получить услуги стоматолога. И это правильно. В легких нет болевых рецепторов. Ощупыванием обнаружить новообразования невозможно, так как легкие и грудная клетка закрыты каркасом из ребер. В этом случае действенна только флюорограмма. В итоге, в половине случаев пациенты обращаются к нам на третьей и четвертой стадиях болезни, когда одной операции уже недостаточно, и приходится обращаться к другим методам — лучевой и химиотерапии. Но даже в этом случае мы уже, к сожалению, можем только продлить жизнь.

— В случае обнаружение рака на ранних стадиях пациента еще можно спасти?

— Сегодня мнение, что рак — это смертный приговор, является клише. Так было в советском прошлом. Но за последние 15-20 лет медицинские технологии, методы лекарственной терапии, анестезии и реанимации шагнули далеко вперед. Поэтому мы говорим, что рак в первой и второй стадиях излечим. И чем раньше мы обнаружим болезнь, тем выше вероятность излечения. Поэтому так важна профилактика.

— Часто ли приходится лечить пациентов, которые вовремя обнаружили болезнь?

— Не так часто, как хотелось бы, хотя в прошлом году количество выявленных новообразований увеличилось вдвое благодаря диспансерным осмотрам. Но все-таки пациенты часто откладывают поход к врачу из-за нежелания, стыдливости, нехватки времени, думают, что «само рассосется». Некоторые начинают заниматься самолечением. А этого делать ни в коем случае нельзя. Сегодня мы фиксируем колоссальное количество запущенных случаев рака шейки матки у женщин. Примерно та же ситуация у мужчин с раком предстательной железы. Получается интересная тенденция: техосмотр автовладельцы почему то проходят регулярно, а вот до того, чтобы так же ответственно отнестись к своему здоровью, у людей руки не доходят.

— Чем чревато самолечение?

— Это, в первую очередь, потеря драгоценного времени. Сегодня много шарлатанов, которые предлагают грибы от рака и прочее. Некоторые пациенты отказываются от химиотерапии и готовы отдать любые деньги этим самым шарлатанам, которые играют на человеческом несчастье и обещают чудесное излечение. Да, химиотерапия — это тяжелое лечение токсичными препаратами. Но иногда человек живет только до тех пор, пока проходит эту процедуру. После отказа от нее у пациента на короткий промежуток времени наступает облегчение за счет того, что убрали токсическое воздействие. Но потом болезнь берет свое, пациенты к нам возвращаются, а время уже потеряно.

— Существует еще одно распространенное убеждение. Считается, что если у человека обнаружен рак, ему нужно обращаться либо к столичным специалистам, либо ехать за границу. На врачей в регионах надеяться не приходится. Так ли это?

— Поймите, что онкологические заболевания — это не аппендицит, который вырезал и забыл. На их лечение может уйти от полугода до нескольких лет. И даже после выздоровления пациент остается на пожизненном учете в онкологическом диспансере. Так что в Москву или за границу он просто не налетается. Это первый момент.

Второй момент. За границей врачи не несут никакой ответственности за результат лечения. Пациент же обязан подписать соответствующее согласие с этими условиями. При этом, что там вам дадут таблетку аспирина, что здесь. Только за границей все это будет на платных условиях.

Существуют общепризнанные стандарты лечения онкологических заболеваний. В России они соответствуют стандартам американского и европейского общества медицинских онкологов. К тому же в России все специалисты знают друг друга, мы пользуемся одними и теми же схемами лечения, принимаем участие в одних и тех же конференциях, обмениваемся опытом. Поэтому я не вижу необходимости ехать далеко. Это, во-первых, потеря времени, которое в данном случае принципиально важно. Во-вторых, потеря средств.

Сегодня, несмотря на непростые времена, в Челябинске продолжается строительство новой поликлиники для наших пациентов. К нам едут из Казахстана, Екатеринбурга, из южных регионов, потому что у нас очень сильная онкологическая служба. Лекарственных препаратов, качественных и дорогостоящих, у нас тоже хватает, и получить их можно, никуда не уезжая.