г. Челябинск, ул. Воровского 70, строение 1
8 (351) 232-82-40

Если родитель в депрессии

14.06.2017

(Для мам, считающих, что их неудовлетворенность жизнью не отражается на детях)

Человек в норме очень адаптивен. Нет таких условий, к которым человек не мог бы приспособиться, если его психика не лишена такого волшебного свойства, как пластичность. Депрессия этого свойства лишает. Даже маленький раздражитель, в обычное время незначительный, принимает масштабы травмы. Для ребенка утрата пластичности может выглядеть как то, что мама или папа стали сильно злиться на то, что раньше их не волновало. Поменялись правила, и ребенок должен как-то научиться жить по-новому. Пока он пытается приспособиться к изменениям в родительской психике, времени и сил на развитие у него уже не остается.

«Раньше мама весело со мной вместе убирала мои игрушки, а теперь она орет на меня и требует, чтобы я их убрал. Может и подзатыльник дать. Я ее боюсь. Я внимательно слежу за ее настроением, я лучше в одну и ту же игрушку поиграю, хотя мне на самом деле хочется вытащить «Лего» и строить замок во всю комнату. Но в прошлый раз мама не дала мне закончить и пинала мои детальки ногами. Так что уж лучше строить не буду, паровозик повожу, его можно быстро убрать». Вот и сидит малыш, и вяло катает паровозик вместо увлекательного строительства, которое, между прочим, развивает координацию глаз и руки, ловкость и мелкую моторику.

мамаДепрессия вызывает чувство некомпетентности. Родители, особенно молодые, начинают считать, что ничего не знают, не понимают, не могут, и страшно из-за этого переживают. Родителям может казаться, что они ничему не могут научиться, что они бездарные и бестолковые. Кроме того, депрессия лишает человека способности откликаться эмоционально на что бы то ни было. Чувства становятся блеклыми и притуплёнными, и человек лишается возможности сопереживать другим, в том числе своему ребенку, разделять его печали и радости, и из-за этого неизбежно оказывается в душевном вакууме. Само по себе это добавляет страдания.

Дальше — больше. Человек страдает еще и от своей бесчувственности. Понятно, что в таком состоянии человек сосредоточен на себе, естественный эгоцентризм — его практически единственное свойство. Он погружен в свои переживания, его чувствительность и ранимость обостряются чрезвычайно. Любое слово другого человека вызывает обиду и/или агрессию, депрессивный человек остается «без кожи». И конечно, нет уже сил душевных на то, чтобы видеть и слышать, что творится с собственным ребенком. Человек в депрессии очень остро переживает свою ненужность, разобщенность с миром, отвержение всеми, ребенком в том числе, даже если речь идет о грудном малыше. Какая уж там адекватность…

Ребенок не получает эмоционального отклика, родитель общается с ним формально, недостаточно и неправильно ухаживает, ужасно утомляясь, буквально изнемогая, от простого взаимодействия с ним. С мертвым лицом, поникнув, мама присутствует при игре, или купании, или кормлении ребенка, витая при этом мыслями где-то далеко. Ребенку приходится домогаться внимания мамы или папы всеми доступными средствами. Груднички рыдают, дети постарше привлекают внимание, в основном, плохим поведением, болезнями и капризами. Вместо того чтобы развиваться, учиться ходить, говорить, есть ложкой и т. п., ребенок всеми силами старается заинтересовать своего депрессивного родителя. На это уходят все имеющиеся силы и жизненная энергия. Для ребенка нет ничего страшнее родительского равнодушия. Когда родители физически есть, а в общении их нет — ребенок испытывает сильную тревогу, беспокойство и, в свою очередь, и депрессию (в запущенных случаях). Начал, было, говорить, а тут мама заболела депрессией — и снова замолчал, пытаясь вернуться на предыдущий этап развития, когда все еще было хорошо и мама была с ним.

Наиболее уязвимый для депрессии период материнства — сразу после родов.

Когда бы родители ни страдали депрессией, ребенок чувствует себя отвергнутым и брошенным. Насколько вредна родительская депрессия для ребенка, зависит от его возраста. Если материнская депрессия совпадает с кризисом развития, то этот кризис будет протекать хуже. В периоды возрастного кризиса резко меняются поведение и способы восприятия реального мира, человек должен овладевать новыми навыками и очень нуждается в поддержке, принятии и понимании. А мама сама нуждается в помощи и не способна оказать ее.