г. Челябинск, ул. Воровского 70, строение 1
8 (351) 232-82-40

«…Проходить лечение и дальше жить»

12.02.2018
Maltseva-G.D.

Галина Мальцева

В ходе областной акции против рака наш корреспондент взял интервью у заведующей онкологического отделения Областной больницы г. Троицка Галины Мальцевой. Галина Дмитриевна уже три десятка лет трудится в онкологической службе нашего города. Говоря о профилактике рака, она вспоминает, что 30 лет назад многие ее пациенты, впервые взятые на учет, затем получившие лечение, прожили нормальную жизнь: трудились, вышли на пенсию, воспитали детей, дождались внуков и даже правнуков. Не все в этом диагнозе так страшно, как принято считать.  Все зависит от самого человека, насколько он насторожен к проблемам со здоровьем и готов к систематическим профилактическим обследованиям с целью выявления ранней стадии рака, которая, как правило, излечима.

— О чем в данном случае нужно говорить? — начинает разговор врач-онколог. — О том, что само по себе онкологическое заболевание, на мой взгляд, это результат всей предыдущей нашей жизни. На здоровом органе, в здоровом организме злокачественное образование не вырастает. В силу различных причин, связанных с образом жизни, характером человека, его другими заболеваниями, происходит снижение иммунной реактивности. Ухудшается иммунитет, ослабевает сопротивляемость организма к воздействиям внутренних и внешних факторов. Сами по себе злокачественные клетки есть у всех. Они развиваются в нашем организме постоянно. Там, где все хорошо, злокачественные клетки не растут, а там, где есть какое-либо хроническое заболевание или иной «непорядок», их становится больше. Если иммунитет в норме, то «правильные» клетки устраняют «неправильных». При ослабленном иммунитете этих «неправильных» клеток вырастает больше, чем надо, и где-то, на не совсем здоровом месте, начинается первичный рост злокачественной опухоли.

— Галина Дмитриевна, какова ситуация по онкологической заболеваемости в нашем городе и районе?

— На протяжении многих лет на троицкой территории уровень роста онкологических заболеваний стабилен и составляет 1,5 %, иногда 1,8 % ежегодно, несмотря на то, что в последние десятилетия возможности диагностирования шагнули далеко вперед. И то, что раньше никак не выявлялось, сейчас выявляется. Соответственно, идет и прирост контингента – увеличивается количество пациентов, состоящих на учете. И это хороший фактор, потому что свидетельствует об уровне развития онкослужбы и возможности медицинской помощи населению, как таковых. По статистике последнего времени, онкобольных умирает значительно меньше, чем вновь выявляется. Прирост вновь выявляемого контингента говорит еще и о том, что люди с диагнозом «рак» живут, и живут довольно долго. Кто 5, 10, 15 и более лет. Они стоят на диспансерном учете пожизненно, за ними постоянно ведется медицинское наблюдение. Некоторым больным приходится напоминать об очередном осмотре, поскольку они порой забывают о когда-то настигнувшей их организм беде.

Еще одним показателем онкослужбы является выявление и лечение первично множественных опухолей. Еще 30 лет назад крайне редко бывало такое, чтобы у больного случался второй, третий рак. Тогда в год выявляли 5-7, сейчас по 25-30 случаев, когда у одного больного несколько видов рака. Бывают синхронные опухоли – при одновременном выявлении, к примеру, двух видов рака на разных органах. И наоборот, метахронные, обнаруживаемые спустя время на других органах. И вот таких первично множественных опухолей с двумя, а то и с тремя локализациями ежегодно прибавляется. Эта тенденция указывает не только на выявляемость онкопатологий, но и свидетельствует о том, что люди живут долго даже с такими диагнозами. После первого пролеченного рака человек живет, а организм тот же самый, его генетическая поломка в виде предрасположенности к злокачественным заболеваниям осталась та же самая. Человек быстро возвращается к прежнему образу жизни и привычкам, питанию. То есть продолжает жить так, как привык. В это время рак поражает другой орган. Таким образом, возможности онкологической службы таковы, что можно вылечить не один, а несколько раков в одном и том же организме, и человек может жить дальше. Как видим, диагноз рак – это не приговор и не точка в жизни человека, это многоточие. Но, как врач, напомню, что надо своевременно наблюдаться.

— Каковы возможности диагностирования и лечения онкологических заболеваний в нашем городе и регионе?

— Современная система здравоохранения и организация онкослужбы позволяет лечить не только ранние стадии злокачественные заболевания, но и пограничные, и запущенные случаи. Что-то мы выявляем – провели цикл химиотерапии, выявили метастазы – прооперировали. Да, конечно, швов на организме много, но мы живем. За это время выросли дети, появились внуки, которых женили или замуж выдали. То есть человек жил, не прикованный к постели, а в состоянии самого себя обслуживать, и что очень важно — в социуме.

У онкологов основная задача – лечить качественно, своевременно грамотно расписать лечение, провести его в нужные сроки. Кроме того мы должны чаще работать с медиками из общей лечебной сети, чтобы донести до них, а через них – населению знания о том, что надо делать, как надо жить, чтобы своевременно попасть в поле зрения онкологов. Успехи работы онкологов зависят, прежде всего, от стадии заболевания на момент начала лечения. Если в первой стадии мы говорим о возможности полного излечения от злокачественного процесса на уровне 90, а то 95 процентов, во второй стадии — до 80%, в третьей стадии не дотягивает и 50%. Это тот резерв, при котором можно говорить, что рак можно и нужно лечить. То есть возможности лечить при 1-2 стадиях значительно выше, чем в третьей и тем более в четвертой.

Жителям Челябинской области повезло в том, что в регионе действует Областной клинический центр онкологии и ядерной медицины, который оснащен практически по последнему слову техники, на европейском уровне. Но специальное лечение может осуществляться и по месту жительства в отделениях специализированного профиля. Первичное планирование лечения проходит в областном центре. Пациенту поставили диагноз – рак. Его направляют в областной онкодиспансер, потому что лечение злокачественной болезни подразумевает разные виды лечения – комбинированное или комплексное лечение. Это и лекарственная, и оперативная, и лучевая терапии. Есть возможности вводить препарат в опухоль, провести операцию кибер-ножом – аппаратом лучевой терапии, который имеется всего в нескольких больницах страны. И на первичном планировании лечения присутствует доктора – хирург, химиотерапевт, лучевой терапевт, которые определяют последовательность и виды лечения конкретного больного с учетом гистологической структуры, состояния организма. Замечу, что все лечение в системе онкослужбы проводится бесплатно.

— Какие виды социальной защиты и виды поддержки могут быть предоставлены онкобольным?

— Больному выдается больничный лист, если он выходит на работу. Если временная нетрудоспособность больного может перейти в стойкую, то ему оформляется группа инвалидности. Более того, больной, нуждающийся в дорогостоящем лечении, получает его через систему федеральных льгот дополнительного лекарственного обеспечения при определенной группе инвалидности.

В последнее время большое внимание уделяется паллиативной помощи. Это раздел медицины, который занимается самыми тяжелыми пациентами. Это не хоспис, а отделение паллиативной помощи, в котором лежат больные не только с онкологическими заболеваниями, а к примеру, с неврологической патологией, сахарным диабетом и т.д.

В этом году в Троицке тоже планируется открытие кабинета паллиативной помощи, специалисты которого: невролог, терапевт и онколог — будут корректировать назначения тяжелым «уходящим» пациентам. Вообще, инициаторами такой помощи в стране были онкологи, потому что онкологические больные до последнего дня остаются в здравом уме и памяти, которым необходима комплексная поддержка. Наших пациентов при необходимости и при желании родственников можем направить в Коркино, где уже действует такое отделение. Здесь организован соответствующий уход за больными, проводятся общеукрепляющее, противовоспалительное лечения, подбор обезболивающих и т. д. Это своего рода кратковременный реабилитационный цикл.

В Челябинской области есть все для необходимого лечения по действующему стандарту данного профиля заболевания. Трудности на местах представляют такие факторы как нехватка специалистов, что влияет на сроки обследования, диагностики.

— Какие рекомендации Вы адресуете троичанам?

— Наличие злокачественного заболевания — это все-таки прерогатива более пожилого возраста. Запущенных случаев онкопатологий у людей больше в возрасте после 65 лет. Это потому, что люди к врачу не обращаются и тем самым выпадают из поля зрения медиков. Вытянуть их на обследование помогает в какой-то степени дополнительная диспансеризация. Но пока основной прирост запущенных случаев идет от этой категории людей, а также за счет первично взятых на учет онкобольных. Если в Челябинской области 21,3 % выявляется среди первично взятых на учет за счет профосмотров, то в Троицке в 2017 году гораздо больше – 30,2 %. То есть они выявлены в ситуации, когда больной не собирался в больницу на обследование, к врачу, его, в принципе, ничего не беспокоило. Появилась необходимость устройства на работу или другая причина, а попутно вдруг выясняется, что у него серьезное заболевание. Но даже среди них есть запущенные случаи, онкопатология возникает и развивается на нескольких стадиях – бессимптомно. В целом, 80-85 % выявленных больных – больные на ранних стадиях.

100-процентно здоровых людей не бывает, особенно в определенном возрасте. Любой организм имеет свои ресурсы, и когда в этих ресурсах происходит сбой, то надо быть в поле зрения медицины, проходить лечение и дальше жить.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                             Анна Тушина